Телевидение, которое всегда в форме!
Искать везде
Искать везде
За весь период
За весь период
За день
За неделю
За месяц
За год
Женский батальон смерти (1917 год)
Военная история

 

У войны не женское лицо. Истина эта известна давно и не требует особых объяснений. Однако в военной истории был уникальный случай, когда в лицо войны смотрел целый женский батальон. И произошло это событие летом 1917 года на фронте у небольшого местечка Крево Ошмянского района Гродненской области.

 

Летом семнадцатого российская армия готовилась к крупному наступлению. Для главного удара был выбран участок Сморгонь – Крево, с тем чтобы, прорвав здесь германскую оборону, решительной атакой выйти к Вильно. Подготовка шла вяло. Нарастала общая усталость от войны, дисциплина падала. Участились случаи, когда солдаты отказывались выполнять приказы своих командиров.

Рассказывали, что германские офицеры никак не могли понять действий русской пехоты, идущей в атаку. После перебежки солдаты залегали, поднимали руку, а затем вновь устремлялись вперед. Это повторялось вновь и вновь. Впоследствии немцы выяснили, что каждый раз русские голосовали, продолжать ли атаку. Это, разумеется, анекдот, но любая шутка имеет отношение к действительности.
Вопрос об атаке на голосование не ставился, однако в свое последнее наступление летом 1917 г. российская армия пошла после долгого и непростого обсуждения. О наступлении спорили в войсковых комитетах, на общих собраниях полков и батальонов. Временное правительство искало способы поднять боевой дух войск. Для этого из числа георгиевских кавалеров и лучших солдат создавались штурмовые добровольческие батальоны.
Всего этого оказалось недостаточно для формирования наступательного порыва у солдат. На одном из революционных митингов на Западном фронте председатель IV Государственной думы Родзянко познакомился со старшим унтер-офицером 28-го Полоцкого полка Марией Бочкаревой и пригласил ее в Петроград на съезд солдатских комитетов в Таврическом дворце.

 

В выступлении перед делегатами съезда Бочкарева впервые и озвучила свою идею о создании ударных женских «батальонов смерти». Но с одним условием: в таких подразделениях не будет солдатских комитетов и вся власть принадлежит только командирам. Верховный Главнокомандующий генерал Брусилов идею поддержал.

В ряды «смертниц» записывались, прежде всего, фронтовички, некоторые из них были георгиевскими кавалерами. Большинство ударниц – дворянки, курсистки, учительницы, работницы. В батальоне Бочкаревой собрались девушки многих известных дворянских фамилий России, а также крестьянки и прислуга. Адъютантом Бочкаревой служила Мария Скрыдлова – дочь адмирала.
После месяца занятий 21 июня 1917 года первому женскому батальону смерти на площади Исаакиевского собора вручили боевое знамя. Бочкаревой присвоили первый офицерский чин «прапорщик» и наградили золотым оружием. 23 июня женский отряд в составе 200 человек отправился на Западный фронт в район Молодечно.

 

22 июля 1917 года в Новоспасском и Богушинском лесах на позиции германцев пошли в атаку дивизии 1-го Сибирского армейского корпуса. В их числе и женский ударный батальон прапорщика Бочкаревой.

Рассказывает историк Владимир Лигута:

 

Они пошли впереди. В составе 525-го полка Сибирского корпуса в Ново-Спасском лесу пошли в бой. Есть свидетели, которые видели, как они поднимались в бой, известно урочище, где они воевали.

Из рапорта командира 525-го Коирюк-Дарьинского полка 132-й дивизии полковника Закржевского:

 

«Отряд Бочкаревой вел себя в бою геройски, все время в передовой линии, неся службу наравне с солдатами. При атаке немцев по своему почину бросился как один в контратаку. Своей работой “команда смерти” подавала пример храбрости, мужества и спокойствия, поднимала дух солдат».

В течение двух дней женщины отразили 14 атак противника и, несмотря на сильный пулеметный огонь, несколько раз переходили в контратаки. Наступление могло быть более успешным, но 3-й Сибирский и 62-й Сибирский полки отказались  идти в атаку. Несмотря на это, штурмовые роты добровольцев взяли первую линию немецких окопов, а затем другие части  продолжили наступать на опушку Новоспасского и Богушевского леса. В итоге фронт был прорван на протяжении четырех верст и продвинулся на три с половиной версты вглубь. Однако  уже к вечеру  9 июля многие солдаты стали покидать свои позиции и уходить назад.

 

И не просто отходили. По поводу действий пехоты в донесении отмечается:
«Солдат не привела к сознанию даже одержанная победа, они отказались убирать трофеи, но многие остались на поле сражения и грабили своих же товарищей. Толпы солдат, нагруженных немецким хламом, уходили в глубокий тыл, где происходила во время боя торговля немецкими вещами. Были случаи, когда женщины останавливали бегущих, прекращали грабеж, отнимали у солдат бутылки со спиртными напитками и тут же разбивали их».

В течение дня попытки продолжить наступление из-за разрозненных действий к успеху не привели. К ночи за русскими остался только Новоспасский лес. Батальон потерял 30 человек убитыми и 70 ранеными. Мария Бочкарева, сама раненная в этом бою в пятый раз, провела полтора месяца в госпитале и была произведена в чин подпоручика.

 

Отряд еще сражался в боях у рек Вилии и Оконы, деревень Талут, Белая и других. И хотя женские батальоны не смогли поднять боевой дух войск (развал фронта произошел бы в любом случае), они показали способность женщин наравне с мужчинами выполнять самые сложные задачи на войне.

Через 25 лет опыт таких подразделений вновь был востребован. Около 800 тысяч женщин воевали на фронтах с фашистами. Большинство в госпиталях, частях связи и дорожных войсках. Славу снискал 46-й гвардейский ночной бомбардировочный полк, который гитлеровцы называли «Ночными ведьмами». Но это уже другой эпизод военной истории.

Рейтинг:
1 1
Ключевые слова